Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » V в. » СТАТЬИ


Мавзолей Галлы Плацидии в Равенне, V в.
Эпоха, стиль, направление ранневизантийское искусство
Образовательный уровень основная школа, самообразование
Библиография Энциклопедия для детей. Т. 7. Искусство. Ч. 1 / Глав. ред. М. Д. Аксенова. — М.: Аванта+, 2003; Г. Колпакова. Искусство Византии. Ранний и средний периоды. — СПб: «Азбука-Классика», 2004.


         Мавзолей Галлы Плацидии, по преданию, был построен как место погребения дочери императора Феодосия. Однако на самом деле Галла похоронена в Риме, а ее так называемый мавзолей был молельней-капеллой, посвященной св. Лаврентию — особо чтимому в роду Феодосия мученику и покровителю императорской семьи. Как многие другие равеннские постройки, этот мартирий сооружен в технике ломбардской кирпичной кладки. Внешне он весьма походит на крепостное строение: замкнутый, намеренно отгораживающийся от внешнего мира объем подчеркнут толстыми стенами, узкими, как амбразуры, окнами. В плане мавзолей представляет собой греческий крест, в пересечении рукавов креста поставлен куб, внутри которого размещается купол на парусах. В этом характерная особенность ранних купольных построек, где купол никогда не прочитывается снаружи. Рукава креста перекрыты цилиндрическими сводами, огибающими небольшое центральное пространство. Тяжелый, нависающий, не имеющий четких границ свод лишен оконных проемов. Лишь через узкие окна в стенах в церковь проникает тусклый, мерцающий свет. Нижняя часть стен капеллы (до уровня высоты человеческого роста) облицована прозрачным струйчатым мрамором чуть желтоватого оттенка. Поверхности купола и арок, а также закругленные участки стен под арками (люнеты) украшены мозаиками — т.е. изображениями, выполненными из кубиков разноцветного стекла — смальты. Кубики, имеющие неправильную форму, образуют неровную поверхность. В силу этого свет от нее отражается под разными углами, создавая не равномерный холодный блеск, а волшебное сияющее мерцание, словно трепещущее в полутьме храма. Крупнейший исследователь византийской живописи В.Н. Лазарев писал: «Входя в этот небольшой, скудно освещенный интерьер, сразу ощущаешь себя перенесенным в иной, неземной мир, где все дышит чудом и где на всем лежит печать необычного и драгоценного». Действительно, стены церкви кажутся выложенными драгоценными камнями — густо-синими сапфирами, кроваво-красными рубинами, изумрудами цвета весенней травы.
         Тематика росписи, естественно, связана с погребальным обрядом, но в еще большей степени отражает общие христианские истины. Мозаики расположены только в верхних частях храма. В центре свода — крест (символ победы над смертью) со звездами на синем небе. Своды украшены плотными растительными орнаментами, связанными с символикой райского сада. В южном нижнем люнете изображен св. Лаврентий, идущий с крестом на смерть. Раскрытый шкафчик демонстрирует книги четырех Евангелий, вдохновляющих мученика на подвиг во имя Спасителя. В верхних, больших люнетах по сторонам окон изображены апостолы в рост попарно. Они воздевают руки к куполу с крестом, в немом жесте воплощая евангельский призыв, олицетворением которого служит образ св. Лаврентия: «Возьми свой крест и следуй за Мной». Апостолы изображены таким образом, что их поворотами и жестами организуется переходящее от люнета к люнету круговое движение. Лишь верховные первоапостолы Петр и Павел в восточном люнете (там, где находится алтарь) изображены симметрично: движение здесь завершается. В северном нижнем люнете — Христос в образе Доброго пастыря взирает на посетителя со стены над входом. Овцы гуляют вокруг Него по зеленой траве, и Он ласково прикасается к подошедшей овечке. Одет Божественный пастух в золотые одежды и восседает на пригорке, как император на троне, твердо опираясь на крест. Крест здесь выступает атрибутом власти, наподобие императорского посоха; Христос утверждает его над миром в знак триумфального шествия христианства. Фигура Сына Божьего показана в сложном контрапостном развороте: его ноги скрещены, рука тянется к овце, но голова обращена в другую сторону, и взгляд устремлен вдаль. Живость позы Христа, унаследованная от искусства античности, быть может, была вызвана лишь художественными соображениями, однако создается впечатление, будто Христос, пекущийся о своей пастве, видит другие необъятные стада «овец Христовых», жаждущих приобщиться к его учению. Голуби, пьющие из чаши, а также олени у озера напоминают о проповеди Христа как источнике веры для христиан.
         Характерной особенностью росписи является контраст двух люнетов (с «Добрым пастырем» и мучеником Лаврентием). Первая сцена исполнена в духе античной пасторали с ее «игрушечной» интонацией, детским вкусом и намеренной умилительностью образов. Розовато-зеленая гамма, тонкие переходы цвета, использование полутонов в передаче плоти демонстрируют неблекнущее очарование античности, подчеркнутое заключением композиции в тяжелую и пышную раму окружающего коробового свода. Сцена с образом св. Лаврентия демонстрирует рождение нового художественного языка. Композиция ясна, отличается простой симметрией крупных форм. Изображение намеренно выведено на передний план. Начатки обратной перспективы (изображение решетки под сильно сокращающимся окном) создают иллюзию «опрокидывающегося» на зрителя пространства. Композиция строится не центрично и пирамидально (по примеру «Доброго пастыря»), а перекрестно, по диагоналям. Фигура св. Лаврентия запечатлена в движении. Ломкие контуры складок его одежды не падают, а взлетают и перекрещиваются в прихотливом ритме. Завихрения складок символизируют душевный огонь, ведущий мученика к огню физическому (св. Лаврентия сожгли на решетке). В лице святого нет и следа мягкой красоты и психологической нейтральности пасторали. В нем остро и властно проявляется духовное начало, экстатическая озаренность мученика за веру.
         Поразителен контраст между богатым внутренним убранством и аскетичными, даже бедными наружными формами храма. Только плоские вертикальные выступы — лопатки, соединенные столь же плоскими арками (так называемая глухая аркада), едва выступают из скучной поверхности кирпичной стены. Внешняя красота здания, так же как и красота человеческого тела, мало что значила для христианской архитектуры по сравнению с красотой внутренней, духовной. Ранние византийские храмы можно уподобить раковинам, непритязательная оболочка которых таит в себе перламутр и светоносные жемчужины мозаик.

Изображения

Мировая художественная культура V в.
Литература V в.
Музыка V в.
История V в.

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer