Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » XIII в. » СТАТЬИ


Дмитрий Солунский. Икона. Конец XII — начало XIII века. ГТГ
Дерево, паволока, левкас, темпера. 156 х 108
Государственная Третьяковская галерея, Москва. Инв. № 28600
Эпоха, стиль, направление Киевская Русь
Образовательный уровень основная школа, самообразование
Библиография Алпатов  М. В., Древнерусская иконопись. — М.: Искусство, 1978, № 36, С. 298; Антонова  В. И. Историческое значение изображения Дмитрия Солунского XII века из г. Дмитрова // Краткие сообщения Института истории материальной культуры. Вып. XLI. — М., 1951; Антонова  В. И., Мнева  Н. Е. Государственная Третьяковская галерея. Каталог древнерусской живописи. Опыт историко-художественной классификации. Т.1. — М., 1963. С.71-73; Анисимов  А. Домонгольский период древнерусской живописи. // Вопросы реставрации. Сб. 2. — М., 1928. С.136,178; Государственная Третьяковская Галерея. Каталог собрания. Древнерусское искусство X — начала XV века. Том  I. — М.: Красная площадь, 1995. № 14. С. 66-67; Живопись домонгольской Руси. Каталог выставки / Сост. О. А. Корина. — М.: Советский художник, 1974, стр. 89-93, кат. № 20; История русского искусства. Т. 1. — М.: Изобразительное искусство, 1979. С.38-39, илл. 39; Кондаков. Н. П. Русская икона. Вып. II, альбом. Seminarium Kondakovianum — Прага, 1929, табл. I; Лазарев В.Н., Русская иконопись от истоков до начала XVI века. — М.: Искусство, 2000, С. 41, 241, № 20; Попов Г. В. Из истории древнейшего памятника города Дмитрова // Древнерусское искусство. Художественная культура домонгольской Руси. — М.: Наука, 1972. С.198-216; Сычев  Н. П. Искусство средневековой Руси. — Л., 1929. С. 211.
Источники Текст – Пелевин Ю.А.


Святой Дмитрий Солунский изображен на царском «столе» с мечом в руках, как торжествующий воитель, как герой, воплотивший воинский идеал, который столь культивировался в Средневековье. Но вместе с тем на иконе изображен и мученик за веру Христову. На языке иконописи об этом говорят красные «жертвенные» цвета в одеяниях святого и благословляющий Спас, посылающий своему воину ангела с мученический венцом славы. Изначально, впрочем, летящего ангела не было — это добавление XVI века.

Памятник дошел до нас со значительными изменениями и поновлениями: «К первоначальной живописи относятся: Спас в облаках; в изображении Дмитрия — голова, торс, правая рука с мечом, левая рука до локтя, синий плащ, тельник, фрагменты зеленых штанов, ноги до ступней, а также части узорного подножия около ступней ног и красный цвет по контуру фигуры, под правой рукой и над подушкой слева. На остальных местах иконы следы поздних чинок, в основном XVI в., под которыми первоначальная живопись практически не сохранилась» (Государственная Третьяковская Галерея. Каталог собрания. Древнерусское искусство X — начала XV века. Том I. — М.: Красная площадь, 1995. С. 66.). Фон при создании иконы был серебряный, а не золотой, как теперь. Нимб Дмитрия не сохранился, фон иконы был переписан в XVI веке. Спинка трона была ярко красного цвета, о чем свидетельствует уцелевший фрагмент между правой рукой и плащом святого, а также полоса вдоль его левой руки. В лучшей сохранности смуглый надменно-властный лик правителя Солуни.

Икона стоит особняком в иконографии Дмитрия Солунского. И лик, и поза, и жест святого необычны для иконных образов христианского воителя. Дмитрий не благославляет правой рукой, как обычно делают святые, и не побивает, сидя на коне, своих врагов, как это часто бывает на иконах воинов Господних. Необычен и лик Дмитрия, с усами и небольшой, только намеченной бородкой (обычно он очень юн, безбород и безус). Солунский герой восседает на троне, согнув ноги, и изящной маленькой рукой вынимает меч из ножен. Что означает это жест и что им хотел сказать древний иконник, для нас остается загадочным. Образ выходит за рамки традиционных канонических изображений святого. В Третьяковском каталоге в качестве объяснения использована догадка Н. П. Лихачева, который «приводит обращение византийского поэта Мануила Фила (ок. 1280 — ок. 1350): «Прекратив бой, в котором ты изгнал врага души, вновь ты находишься в раздумье на отдыхе». Эти слова раскрывают символику образа воина, сидящего с полуобнаженным мечом в руках. Однако знаменитый придворный поэт жил примерно через сто лет после создания иконы, и его слова были обращены к другому воину Господнему.

Вместе с тем, образ Дмитрия с полуобнаженном мечом был достаточно распространен в первой половине XIII века. Таким он запечатлен на княжеских печатях, главным образом сыновей Всеволода III. Известен мраморный рельеф XII века в соборе св. Марка в Венеции, на котором Дмитрий, сидя на троне, наполовину вынул меч из ножен. По мнению В. Н. Лазарева, дмитровская икона «довольно точно воспроизводит… композицию греческого образца» (Лазарев В.Н. История византийской живописи. — М., 1986. С. 113.).

Большинство исследователей датировали икону концом XII — началом XIII века. Происходит она из придела во имя Дмитрия Солунского в Успенском соборе города Дмитрова. Правда, этот придел известен только с 1713 года. Г. В. Попов полагает, что икону перенесли сюда из древнего деревянного храма Дмитрия Солунского (разобран еще до 1646 г.) и причислял ее, вслед за В. Н. Лазаревым , к владимиро-суздальской школе иконописи. Д. В. Айналов и В. И. Антонова относили происхождение «Дмитрия Солунского» к Киеву.

Устная легенда связывала «Дмитрия Солунского» с владимиро-суздальским князем Всеволодом (Дмитрием) Большое Гнездо. Существует довольно распространенное мнение, что икона является княжеским портретом. Косвенным и мало убедительным доказательством служит то обстоятельство, что на спинке трона, справа, помещен княжеский знак Всеволода, написанный в XVI веке, если это вообще его тамга (Рыбаков Б.А. Знаки собственности в княжеском хозяйстве Киевской Руси X—XII вв. // Советская археология. 1940. № 6. С. 235—236.). Против портретности дмитровской иконы выступил В. Н. Лазарев. В. Л. Янин также выразил сомнение в сходстве Дмитрия Солунского с Всеволодом III. При этом он предлагал передатировать памятник.

Изображение на иконе конкретного исторического лица в облике соименного святого противоречит общим богословским принципам иконописи и предполагает существование в Древней Руси ренессансного представления о святых образах, чего, разумеется, не было. Более того, даже иконный образ самого святого отнюдь не является его портретом. Поэтому весьма опрометчиво усматривать в лике Дмитрия Солунского лицо Всеволода III. На протяжении всей истории византийской и русского средневековой иконописи не известны изображения князей или царей под видом святых.

Между тем идеологическое и этическое сопоставление владимирского князя со святым солунским правителем вполне правомочно, так как в христианском миропонимании Всеволод-Дмитрий был мистически связан со своим небесным патроном, который на иконе представлен идеальным вневременным правителем-архонтом и неустанным воином-защитником. И владимирский князь аллюзивно уподоблялся ему. В иконе заложена идея сильной и справедливой верховной власти, но в исторической реальности в последние десятилетия перед татаро-монгольским нашествием она уже не была таковой.

В. И. Антонова высказывает предположение, что икона явилась вкладом владимиро-суздальского князя в город Дмитров после его разорения в 1181 году. В этом году противник владимирского князя Святослав Всеволодович в союзе с новгородцами сжег Дмитров — город, заложенный Всеволодом и посвященный его святому небесному покровителю. Вклад иконы должен был упрочить авторитет князя в далеких пограничных землях.

Дмитровская икона, скорее всего, список с какого-то «столичного» образца, бытовавшего во Владимире и не дошедшего до нас. В северо-восточных землях возрастает почитание солунского святого именно в это время, особенно в 1190-е годы — после возведения Дмитровского собора. Очень вероятно, что интересующая нас икона создана византийскими мастерами, которые выполняли фрески в этом соборе.

В это же время была обретена «гробная доска» святого. В 1197 году по инициативе Всеволода Большое Гнездо была привезена из Солуни икона святого великомученика, написанная, по приданию, на его «доске гробной». Перенос иконы был внесен в святцы как праздник. В 1380 году Дмитрий Донской повелел забрать святыню в Успенский собор Московского Кремля. Но, как это часто бывало на Руси с древнейшими реликвиями, она затерялась в веках. Вместе с тем в Историческом музее сохранился список с нее, вложенный Дмитрием Годуновым в костромской Ипатьевский монастырь в 1586 году. Солунский воин в согласии с иконографической традицией XII столетия изображен в рост, опирающимся на меч и копье.

В истории древнерусского изобразительного творчества известен еще один, более ранний образ византийского святого — мозаика Михайловского собора киевского Златоверхого монастыря. Теперь оба памятника находятся рядом — в одном зале Третьяковской галереи.

Пелевин Ю.А.

Изображения

Мировая художественная культура XII в. (четвертая четверть) XIII в. (первая четверть)
Литература XII в. (четвертая четверть) XIII в. (первая четверть)
Музыка XII в. (четвертая четверть) XIII в. (первая четверть)
История XII в. (четвертая четверть) XIII в. (первая четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer