Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » XX в.


XX в. (первая четверть)

XX в. (вторая четверть)

XX в. (третья четверть)

XX в. (четвертая четверть)

АЛФАВИТНЫЕ УКАЗАТЕЛИ:  БИОГРАФИЯ ХУДОЖНИКАИЗОБРАЖЕНИЯСТАТЬИОБЩИЙ КАТАЛОГ

ИЗОБРАЖЕНИЯ

Иофан, Борис Михайлович. «Дом на Набережной» в Москве. 1928—1931. Вид со стороны Москвы-реки

Построенный Борисом Иофаном дом предназначался для высших партийных бонз, членов правительства и крупных деятелей советской культуры. В разное время здание именовалось по-разному: «Дом ЦИК и СНК», «Дом правительства», «Дом Иофана», «Жилой комплекс по улице Серафимовича», вплоть до пугающего названия «Дом предварительного заключения», как его потихоньку называли московские шутники в мрачные 30-е годы. После книги Юрия Трифонова «Дом на Набережной», где описаны судьбы его обитателей, за домом закрепилось его нынешнее название.

См. статью.  подробнее

Иофан, Борис Михайлович. «Дом на Набережной» в Москве. 1928—1931. Общий вид

Когда-то Б.М. Иофан говорил: «Если бы я строил это здание заново, я бы сделал его иначе». Что имел в виду архитектор, можно только предполагать. Но, разумеется, основная идея постройки сохранилась бы неизменной — создание единого жилого комплекса и универсальной системы его обслуживания. Для удобства высокопоставленных жильцов архитектор объединил 500 квартир, универмаг с продовольственным и промтоварным отделами, столовую, спортивный зал, прачечную, детский сад, ясли, клуб с театральной сценой, кинотеатр, библиотеку, почту и сберкассу.

Квартиры предназначались для семейного заселения и заранее обставлялись дорогой мебелью, обустраивались встроенными шкафами. Дом был оборудован невиданной тогда в Москве техникой: газовыми плитами, водопроводом с горячей водой, мусоропроводами и печами для сжигания мусора.

См. статью.  подробнее

Иофан, Борис Михайлович. «Дом на Набережной» в Москве. 1928—1931. Внутренний двор

Одним из первых жильцов дома стал его создатель Борис Михайлович Иофан. В квартире № 426 вместе с ним поселились его жена Ольга Фабрициевна, — по отцу итальянская герцогиня Руффо, по матери русская княжна Мещерская, — и ее дети: дочь Ольгетта, лаборантка химико-фармацевтического института, и сын Борис (Джон), бортмеханик транспортной авиации Главсевморпути. Здесь же, на самом верху подъезда № 21, разместилась и домашняя мастерская архитектора.

См. статью.  подробнее

Иофан, Борис Михайлович. «Дом на Набережной» в Москве. 1928—1931. План-схема

«Дом на набережной» расположен в самом центре столицы, на острове между Москвой–рекой и Обводным каналом. При ограниченности площади застройки архитектор не сумел избежать впечатления замкнутости пространства и однообразной протяженности «безразмерных» фасадов. Первоначально здание мыслилось в 10 этажей. В окончательном плане их число увеличилось до 11-ти.

В составлении проекта комплекса участвовал, на правах соавтора, старший брат архитектора Дмитрий Иофан.

См. статью.  подробнее

Иофан, Борис Михайлович. «Дом на Набережной» в Москве. 1928—1931. Восточный фасад. Фрагмент

По замыслу Б.М. Иофана, фасады здания предполагалось обработать красно-розовой гранитной крошкой, чтобы они соотносились со стенами Кремля. Но правительство отклонило этот вариант из-за дороговизны. После дискуссий проектировщики решили добавлять в штукатурный раствор модную тогда золу. Сейчас постройка приобрела угрюмый темно-серый цвет.

См. статью.  подробнее

Иофан, Борис Михайлович. «Дом на Набережной» в Москве. 1928—1931. Внутренние дворы

Различные по объему жилые части и отсеки, отведенные под общественные учреждения, сгруппированы вокруг дворов, выходящих на улицы и набережную Москвы-реки. Огромные проемы высотою в два и три этажа открывают перспективы внешнего пространства, обогащая светотенью лоджии и эркеры.

См. статью.  подробнее

Иофан, Борис Михайлович. «Дом на Набережной» в Москве. 1928—1931. Вид с юго-восточной стороны

Дом, построенный Б.М. Иофаном, способствовал превращению сезонного промысла землекопов, каменщиков, плотников в профессию постоянных рабочих-строителей.

См. статью.

  подробнее

Репин, Илья Ефимович. «Какой простор!». 1903. ГРМ

Многим современникам картина казалась странной, казалось, что в ней есть некий подтекст и даже аллегорическое содержание. Но сам автор в одном из писем рассказал о своем замысле просто и ясно: «И в живописи я моложусь, как все старички. Написал пару молодых людей, гуляющих по берегу Финского залива. Время первых заморозков моря, когда низовой ветер подымает воду и играет, ломая льдины. Это забавляет молодых людей, а стариков художников смелость эта удивляет настолько, что они пишут на эту тему картину. А публика наша настолько еще молода, что поражается этим невозможным событием в картине и видит, что это неспроста, что тут кроется глубокая аллегория. И меня за эту аллегорию то бранят, то порицают, то презирают» (Из письма И.Е. Репина М.В. Веревкиной от 24 февраля 1903 года // И.Е. Репин. Избранные письма. 1867-1930. Т. II. – М., 1969. С. 173.).  подробнее

Репин, Илья Ефимович. 17 октября 1905 года. 1907, 1911. ГРМ

Картина является откликом на манифест Николая II от 17 октября 1905 года, даровавшего российскому народу политические свободы. И.Е. Репин писал: «Картина изображает процессию освободительного движения русского прогрессивного общества… главным образом студенты, курсистки, профессора и рабочие с красными флагами, восторженные; с пением революционных песен…подняли на плечи амнистированного и многотысячной толпы движутся по площади большого города в экстазе общего ликования».

Среди изображенных на картине – демократически настроенная творческая интеллигенция: филолог М.Прахов (слева), актриса Л.Яворская (с букетом), критик В.В.Стасов (в центре). Создавая произведение, Репин заботился о том, чтобы избежать «условности, искусственности, рассудочности, прозаического подчеркивания и скуки».

В 1911 году картина экспонировалась на Международной выставке в Риме. Перед отправкой туда Репин доработал её и датировал. В России, в силу цензурного запрета, картина впервые появилась перед зрителем только в 1912 году на 41-й Передвижной выставке.   подробнее

Хартунг Ханс. 1956-9. 1956
http://www.epdlp.com/
Темпераментная живопись ташистов — резкие мазки и брызги ярких красок, зачастую на сером сумеречном фоне — противостояла строго геометрическому (во вкусе Пита Мондриана) варианту абстракционизма, господствовавшему в те годы на европейском художественном рынке. Вместе с тем ташизм достаточно далек и от грубого автоматизма метода Поллока. Как всей французской культуре, ему присущи рациональное начало и чувство живой формы. Красочные разводы на полотнах Поллока напоминают буквы чужого алфавита, который непонятен, но тем не менее хранит некую вполне определенную информацию.  подробнее


назадназад    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ]    впередвперед


Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer