Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » Щ » Щукин, Степан Семенович » СТАТЬИ


Щукин, Степан Семенович. Портрет Павла I. 1797. ГТГ
Холст, масло. 248 х 163
Государственная Третьяковская галерея, Москва. Инв.№ 5826
Место создания Санкт-Петербург, Россия
Образовательный уровень основная школа, самообразование
Библиография Алленов М. Русское искусство XVIII – начала XX века. – М.: Трилистник, 2000; Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Живопись XVIII века. – М.: Изд-во «Красная площадь», 1998; Государственный Русский музей. Живопись. XVIII век. Каталог. Т. 1. – СПб., 1998; Ельшевская Г. Степан Семенович Щукин (1762-1828) // Сто памятных дат. Художественный календарь на 1987 г. – М., 1986; Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. – М.: «Высшая школа», 1999; Русская живопись. Энциклопедия. – М.: АСТ-АСТЛЕЛЬ, 2003; Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. – М.: «Высшая школа», 1999; Целищева Л.Н. Новые материалы к биографии С.С.Щукина // Русское искусство XVIII века: Материалы и исследования. – М., 1973; Целищева Л.Н. Степан Семенович Щукин. 1762-1828. – М., 1979; Чайковская О.Г. «Как любопытный скиф…»: Русский портрет и мемуаристика второй половины XVIII века. – М.: Книга, 1990.
Источники Пелевин Ю.А.


Публикуемый портрет Павла I – заказной. Он был написан Степаном Щукиным по решению Совета Академии художеств в 1797 году, и в конце этого же года повешен в ее конференц-зале.

Сдержанный по исполнению портрет императора в строгой форме полковника Преображенского полка создан в период траура по случаю кончины Екатерины II. Правда, свою мать Павел I терпеть не мог.

Степан Щукин сумел избежать помпезной парадности и с художественной проницательностью раскрыл противоречивый характер самого неординарного монарха России, заявившего, что он станет «суровым вестником власти», но таковым не стал. Его кратковременное царствие завершилось плачевно: 11 марта 1801 года властитель был убит заговорщиками в своем любимом Михайловском замке.

Характерно, что эскиз этого весьма не канонического портрета был одобрен Павлом I, тогда как другой щукинский вариант стереотипного конного изображения император отверг. За свой царский портрет С.С. Щукин в 1797 г. был удостоен звания академика. Государь наградил художника орденом Владимира 4-ой степени и пожаловал ему огромные деньги – шесть тысяч рублей.

После высочайшей апробации портрет стал чрезвычайно популярен в высших кругах. Он неоднократно повторялся и варьировался художником. Сейчас первоначальный эскиз портрета императора в рост хранится в ГТГ. Варианты-повторения 1799 и 1800 годов и два недатированных портрета находятся в ГРМ, другие – во Дворце-музее Гатчине, в Музее-усадьбе «Архангельское» и Ивановском художественном музее.

Щукинский портрет действительно наиболее удачный образ Павла I в обширной иконографии монарха. Предельный лаконизм композиции и выразительных средств, неожиданный в монаршем портрете, удивительно созвучны характеру царственного рыцаря на престоле.

«В истории русской живописи Степан Семенович Щукин остался, по сути дела, автором одного произведения — портрета Павла I. Редкий из посетителей Третьяковской галереи не обратит внимания на этот необычный портрет, запечатлевший с какой-то обнаженной правдой образ незадачливого самодержца. Задуманный как парадный коронационный, он, тем не менее, с трудом может быть отнесен к этой сфере живописи столь неожиданно и оригинально его решение.

 

Павла писали многие художники, русские и иностранные (начиная Рокотовым и кончая Тончи и Боровиковским), но повсюду система изображения была традиционной, официально-обязательной с величественными атрибутами монаршей власти, тяжеловесным великолепием горностаевых мантий, шитых золотом костюмов, сверканием регалий. Портрет работы Щукина (1797) по всему строю и исполнению не находит аналогий в современной ему русской живописи. Любопытно сравнить эскиз его (висящий в ГТГ рядом с большим портретом) и сам окончательный вариант. В маленьком эскизе из сизо сиреневого полумрака выступает фигура императора, почти пугающая парадоксальным сочетанием вызывающей позы, выражения бравады и самодовольства с незначительной внешностью: между огромной треуголкой и тяжелыми ботфортами — щуплая фигура в офицерском мундире. Голова с петушиным задором от кинута назад, в уродливых чертах лица светится торжество, а рука с картинным вызовом опирается на трость — великолепный мгновенный образ, увиденный с незаурядной проницательностью.

 

В портрете иной Павел. Фигура вытянулась и приобрела некоторую элегантность, исчезла вульгарность. При известных элементах идеализации правда образа дает о себе знать: в прищуренных глазах читается едва ли не упоение, в рисунке сжатых губ с выдвинутой нижней — чувствуется надменность. Надо отдать должное мастерству и такту художника, сумевшего, несмотря на невыгодные качества модели, избежать внешней карикатурности. Если в эскизе прямота характеристики находила отклик и в живописной «откровенности» (цветá темно-зеленого кафтана, темно-фиолетовой шляпы, воротника звучны и определенны), то в портрете цветá гаснут, уходят как бы в себя. С большим вкусом пишет Щукин подробности костюма – муаровую ленту, алый воротник, золотое шитье, бриллианты — достигая здесь изысканной живописности. Но главное внимание он уделяет лицу, написанному в сложных градациях розовых, бледно-голубых, зеленоватых то нов, придающих образу необходимую осязательность и в то же время оттенок чего-то болезненно ненастоящего». Ельшевская Г. Степан Семенович Щукин (1762-1828) // Сто памятных дат. Художественный календарь на 1987 г. – М., 1986. С. 252.

Михаил Алленов писал об этом произведении, привлекающем «главным образом благодаря исключительной смелости в несходстве его с известными типами императорского парадного портрета. Одобренная императором, иконография этого портрета отмечена странностью, симптоматичной для всего, к чему прикосновенна личность Павла. Традиционная схема парадного портрета превращена в сюжет «государь в ожидании коронационных торжеств» (портрет был заказан и исполнялся перед коронацией). Трость вместо шпаги и маршальского жезла (обычных для такого типа изображений императора в военном мундире) акцентирует в странной пустынности портрета мотив «странничества». Но это и в самом деле странствие – путь к трону, к славе, которая «грядет», ожидает, но пока маячит «там», вдали, подобно свету, который входит в затененное пространство портрета сквозь дверь, словно бы открывшуюся где-то впереди, в перспективе далекой анфилады. Здесь художественно «обыграна» обратимость сугубо традиционной ситуации предстояния: Павел предстоит торжеству коронации, но и оно, это торжество, буквально вынесено «пред» – вперед, за пределы изображения. Изображение в целом оказывается предстоящим этому торжеству, как пустая сцена предстоит будущему спектаклю. И таким образом получается, что финальная мизансцена этого спектакля изображена в портрете Павла I у Боровиковского. Павел с портрета Щукина как бы рассматривает себя, каким ему предстоит изобразиться в портрете Боровиковского» (Алленов М. Русское искусство XVIII – начала XX века. – М.: Трилистник, 2000. С. 112.).

Ю.А. Пелевин

Изображения

Статьи

Биография художника

Мировая художественная культура XVIII в. (четвертая четверть)
Литература XVIII в. (четвертая четверть)
Музыка XVIII в. (четвертая четверть)
История XVIII в. (четвертая четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer