Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов » A » Андреев, Николай Андреевич » БИОГРАФИЯ ХУДОЖНИКА


Андреев, Николай Андреевич
Андреев Николай Андреевич (1873—1932) — скульптор, график. Заслуженный деятель искусств РСФСР (1931). Творчество Н.А. Андреева входит в классику советского искусства.
 
Библиография Бакушинский А.В. Н.А. Андреев. 1873—1932. – М., 1939; Дубовицкая Н. Н. Андреев. – М., 1970; Лениниана. Скульптор Н. А. Андреев. [Альбом]. – [Л., 1961]; Москва. Памятники архитектуры 1830—1910-х гг. / Текст Е. Кириченко. – М., 1977; Николай Андреевич Андреев. Выставка произведений. – М., 1958; Сарабьянов Д.В. История русского искусства конца XIX — начала XX века. — М.: Изд-во Московского университета, 1993; Стернин Г. Художественная жизнь России 1900—1910-х годов. – М., 1988; Терновец Б.Н. Русская скульптура. – М., 1922; Трифонова Л.П. Н.А. Андреев. – Л., 1987; Шмидт И. Русская скульптура второй половины XIX — начала XX века. – М., 1989.



Выдающийся русский скульптор Николай Андреевич Андреев[1] родился в Москве. Отец его, плотник, чтобы дать сыну образование, отдал его в 1885 году в Строгановское училище технического рисования, которое тот окончил в 1891 году. В ранних работах Андреев испытал влияние передвижников («Жница с ребенком», гипс, 1899, ГТГ и Киевский музей русского искусства), от которого он, правда, быстро освободился. В 1900-х работал в реалистической стилистике над проектами памятников М. И. Глинке, К. Д. Ушинскому, первопечатнику Ивану Федорову.

Его творчество многообразно, и прежде всего по своим стилевым компонентам. В портрете он унаследовал многое от реализма XIX века, хотя при этом нередко пользовался и импрессионистическими приемами и методами. В монументальной пластике он гораздо ближе стоял к модерну. То же можно сказать о его керамике. Многообразие творческой деятельности, даже известная распыленность проявились в том, что мастер брался за задачи далеко различные: ставил памятники, изготовлял декоративные убранства для зданий, лепил портреты, выполнял надгробия, очень много сил отдал мелкой пластике, разумеется, не обошел традиционную станковую скульптуру. Интересно, что разные жанры как бы закрепляют за собой различные стилевые приоритеты, сохраняя их на длительное время.

Всей своей деятельностью Н. А. Андреев был связан с Москвой. Он учился сначала в Строгановском училище, имевшем художественно-промышленный уклон, затем в Московском училище живописи, ваяния и зодчества — у Волнухина и Трубецкого. В 1901 году Андреев окончил училище. Но еще до этого он начал в «Строгановке» свою преподавательскую деятельность, которая длилась до 1918 года. Через его школу прошли многие мастера скульптуры и прикладного искусства.

Расцвет портретного творчества Андреева падает на 1900-е — начало 1910-х годов, когда скульптор создает целый цикл изображений деятелей искусства — писателей, актеров, критиков. В портретах известного критика С. С. Голоушева (1903—1904) (писавшего под псевдонимом Сергей Глаголь) и писателя П. Д. Боборыкина (1904) прекрасно использован жест модели: поднятая голова писателя, смотрящего прямо и что-то выискивающего глазами, и опущенная — критика, погрузившегося в раздумье. Эти простые мотивы не осложнены ни контрастами светотени, ни самоценными ритмами «мазков». Лишь «вмятина» на лбу писателя выдает особое построение его черепа.

Голова В. И. Качалова (1904), оставленная в глине, напоминает римский портрет, чему способствует, видимо, «фактура» самой модели. Что касается выполненного тогда же портрета писателя Леонида Андреева (1904—1905), то он почти полностью подвластен традиции XIX века, что отнюдь не мешает достичь полновесности, многогранности и объективности характеристики известного русского прозаика и драматурга. Показательно, что скульптор не пошел по тому пути, по которому несколько позже пошла Голубкина, создавая портрет Андрея Белого и пытаясь сам символический поэтический язык Белого перевести на язык скульптуры. Образ замкнутого в себе Леонида Андреева словно отчужден от скульптора объективностью пластического языка, позволяющей выявлять и характер и состояние модели.

Достаточно традиционен и портрет Льва Толстого (1905), запечатленного в момент творчества. Эта иконография имеет определенный прототип — портрет великого писателя, выполненный Н. Н. Ге в 1884 году. Тот писался в Хамовниках, этот сделан в Ясной Поляне. Сравнительно с другими работами Андреева «Толстой» живописнее, импрессионистичней. Это подкрепляет возникшую ассоциацию: ведь в портрете Ге, залитом солнцем, своеобразный свет источали и рука и лицо.

В некоторых портретах проявляется интерес Андреева к гротеску. Он был заметен в портретах П. Д. Боборыкина, актеров А. П. Ленского, А. Л. Вишневского, А. А. Федотова (три последние — 1906) и особенно в портрете врача-психиатра Н. Н. Баженова (1907). Не случайно в начале 1910-х годов последняя модель, равно как и К. С. Станиславский, стала предметом для «карикатур», дружеских шаржей, приготовленных специально для «капустника» Художественного театра. Этот недолгий интерес к гротеску, который совпал по времени с разработкой рельефов на сатирические сюжеты из Гоголя для памятника великому писателю, не сдвинул скульптора с его реалистической позиции.

Несколько иная тенденция дает себя знать в тех случаях, когда Андреев обращается к некоторым традиционным сюжетам (ню) или приближается к бытовому или мифологическому жанру. Такие его работы, как выполненная в технике терракоты «Вакханка на козле » (1911—1912) или майоликовая «Сирена» (1912—1913), а также «Танцовщица» (1915—1916), явно тяготеют к стилю модерн — и самими сюжетами, и пластическим языком. Прежде всего это относится к двум первым композициям, где тема вакханалии, буйства или отдохновения после буйства служит неким ассоциативным соединительным звеном между мифом и современной реальностью, а контраст между обнаженным женским телом и козлиной шерстью позволяет извлечь фактурно-декоративные эффекты. Добавим к этому тонкую игру гнутых линий, доминанту силуэта — и главные признаки стиля модерн покажутся нам выраженными с безусловной определенностью.

Нечто похожее мы можем сказать о целой серии статуэток (в некоторых редких случаях статуй в натуральную величину), изображающих молодых женщин в национальных костюмах (мордовском, тульском, украинском), чаще всего выполненных в технике поливной керамики. Эти красивые декоративные работы позволяют говорить об известном перетолковании реалистического крестьянского жанра в стиль модерн.

Наиболее последовательно стилевые искания, связывающие Андреева с модерном, выразились в рельефных композициях, выполненных в 1900-е годы для здания гостиницы «Метрополь» в Москве. Здесь мотивы времен года («Лето», «Осень») целиком подчинены декоративным задачам.

Но главная работа, связывающая Андреева с «новым стилем», и одновременно центральное произведение всего его творчества — это памятник Н. В. Гоголю в Москве, сооруженный в том же самом 1909 году, когда возникли «Александр III» Трубецкого и «Первопечатник И. Федоров» Волнухина. Вокруг памятника Гоголю велись споры и в годы его сооружения, и после. В последнее время не раз возникал вопрос о его стилевой принадлежности[2]. Обозначив фигуру обобщенным силуэтом, высвободив из-под шинели лишь склоненную голову и кисть правой руки писателя, скульптор как бы обозначил общую ситуацию бытия фигуры в окружающем, достаточно камерном пространстве бульвара, на «торцовом» окончании которого было отведено место для памятника. Внутри этого общего силуэта разворачивается сложная игра линий, противонаправленных движений, взаимодействие складок. В общей композиции и в деталях удачно использован Андреевым прием контраста. Холодно-отчуждающие поверхности шинели оказываются «в оппозиции» по отношению к лицу и руке. Текучие, ниспадающие ритмы драпировок контрастируют с геометризмом гранитного кресла, на котором сидит писатель, и строго геометрическим постаментом.

Андреевский «Гоголь» в известной мере нарушал традиционное представление о памятнике — так же, как это делал «Александр III» Трубецкого. Если в петербургском памятнике отступление от традиции заключалось в том, что русский император представал перед зрителем далеко не героическим персонажем, то в московском памятнике писатель оказывался далеко не в лучшем состоянии своего духа. Гоголь поздних лет своей жизни, страдающий, углубившийся в неразрешимые противоречия, неумолимо шедший к своему концу, утративший веру в жизнь, разочарованный, — таков Гоголь Андреева. Он с грустью взирает не столько на мир, сколько в глубины своей измученной и утомленной души.

Андреев в своем памятнике выступает не таким последовательным новатором, как Трубецкой. Но, тем не менее, его «Гоголь» — монумент XX века, появление которого возможно было лишь после «Бальзака» Огюста Родена[3].

С первых же самостоятельных шагов Андреев обнаружил отчетливое нежелание следовать принципам определенной школы и даже просто выработать раз и навсегда свою собственную художественную манеру. Он сознательно культивировал в себе способность освоить любой изобразительный язык и стилизовать любую традицию. Н. А. Андреев прекрасно знал свое ремесло, ремесло скульптора. И ему были подвластны различные материалы — от гранита до поливной керамики. Он легко меняет форму, масштаб, пластику, переходя от миниатюр к монументальным проектам надгробий (К. А. Ясюнинскому, Н. Л. Тарасову), памятников (Ф. П. Газу, 1910; А. И. Герцену и Н. П. Огареву, 1922) и мемориальных досок (барельеф В. Г. Белинского, 1920).

С 1913 года Андреев стал работать как театральный художник («Клеопатра» Потемкина, театр «Летучая мышь»). Он создал декорации к спектаклям: «Каин» Байрона (1920, МХАТ), «Дело» Сухово-Кобылина, «Человек, который смеется» по Гюго (1927, 1929, МХАТ 2-й). В своих работах Андреев умело и достоверно воссоздавал на сцене реальную среду действия.

Скульптора связывала тесная дружба с артистами Московского Художественного театра. Он оформлял не только постановки, но и делал шутливые панно, карикатурные куклы и тому подобное. Он проявил себя изобретательным художником-карикатуристом при оформлении театральных «капустников». В сотрудничестве с К. С. Станиславским разрабатывал новые, конструктивные и выразительные принципы оформления сценического пространства.

Андрееву принадлежит серия портретов театральных деятелей — скульптурные портреты Качалова, Ленского, Немировича-Данченко, Качалова в роли Гамлета и других; графические портреты Яблочкиной, Федотовой, Станиславского, Южина, Неждановой и других. Выполненные им графические портреты Ф. Э. Дзержинского, М. Горького, К. С. Станиславского, В. И. Немировича-Данченко заняли свое место в истории советской портретной графики.

Ко времени октябрьского переворота Николай Андреев был уже сложившимся и признанным мастером. Среди русской творческой интеллигенции он стал одним из тех, кто пошел на службу к большевикам. В первые годы Советской власти Андреев принял участие в ленинском плане «монументальной пропаганды». К первой годовщине Октября он создал памятник Дантону, который был открыт на Театральной площади в Москве, до нас не дошел.

Зимой 1918 года началась напряженная работа скульптора над аллегорической статуей Свободы для памятника Советской Конституции (сохранилась голова, 1918—1919, бетон, Третьяковская галерея).

Помимо этой статуи, он сделал в тот период ряд мемориальных досок и рельефов, отличающихся реализмом и формальной строгостью решения. Ему принадлежат памятники А. И. Герцену и Н. П. Огареву (цемент с гранитной крошкой, 1918—1922), А. Н. Островскому (бронза, гранит, 1924—1929; все — в Москве). В этих произведениях скульптор добился монументальности и лаконичности форм. В этот период в его творчестве начинают преобладать натурные, реалистические формы, соединенные с обобщенностью композиционно-пластических решений.

В начале 30-х годов мастер настойчиво работает над монументами: он делает ряд проектов, которые не были реализованы. Андреев разрабатывает памятники Т. Г. Шевченко для Харькова, А. И. Желябову для Ленинграда, два эскиза памятника В. И. Чапаеву для Самары, два проекта памятника А. П. Чехову для установки близ здания МХАТа.

Но главным делом жизни скульптора в Советской России стала так называемая «лениниана» (1919—1932, Центральный музей В. И. Ленина (ныне в ГИМе) и ГТГ). Андреевская «лениниана» включает около 100 скульптур и более 200 рисунков.

Андреев пользовался большим расположением новых властей: он был вхож в Кремль. После смерти Ленина комиссия Совнаркома предложила увековечить память вождя именно ему — «лучшему отечественному скульптору», как сказано в партийном документе. Порукой тому служила высокая профессиональная репутация художника. Многочисленные скульптуры вождя возникли на основе этюдов с натуры, выполненных непосредственно в кабинете Владимира Ильича, куда он допускался начиная с 1919 года. Умение соединить описательность с возвышенностью образа обусловило его удачу у высокого партийного начальства. Итоговой работой стала статуя «Ленин — вождь» (гипс, 1931—1932). Однако эта некогда знаменитая статуя не может в полной мере считаться творением Андреева — работа над нею была прервана смертью мастера. Окончательный вариант завершен уже по его эскизам братом скульптора — В. А. Андреевым.

Сейчас во всех сколько-нибудь крупных художественных музеях России числится на хранении «Ленин пишущий», «Ленин, слушающий доклад», «Ленин прислушивающийся», «Ленин, вошедший на заседание», «Ленин председательствующий», «Ленин-оратор». Они пылятся в музейных фондах как не представляющие столь высокой художественной ценности, чтобы их выставить на постоянной экспозиции вопреки современной социальной конъюнктуре.

Справедливости ради стоит отметить: Андреев внес свою весьма ощутимую лепту в становление социалистического реализма. Именно он выработал официозный стереотип скульптурного образа Ленина и типологию изображений партийных вождей. Созданные им графические портреты Ленина в течение нескольких десятилетий воспроизводились на огромных плакатах и панно во время праздничных парадов.

Значение творчества Н. А. Андреева в истории русского искусства советское искусствознание определяло прежде всего его обширной «ленинианой». Но время переставило ценностные ориентиры. Непреходящая заслуга Николая Андреева скорее всего в другом: в создании, быть может, лучшего в Москве и в России памятника — памятника Николаю Гоголю.


                                                                                                                         Юрий Пелевин



[1] У скульптора в истории русского искусства есть однофамилец и полный тезка: Андреев Николай Андреевич (1889—1939) – один из художников, сформировавших «сибирский стиль» в искусстве 1920—1930-х годов. Автор пейзажей, портретов и тематических картин, посвященных северу и культуре национальных меньшинств. В 1920—1925 гг. он заведовал иркутской картинной галереей. В 1937 году был незаконно репрессирован.

[2] И. М. Шмидт в своей книге «Русская скульптура второй половины XIX — начала XX века» (М., 1989) связывает особенности памятника с принадлежностью его к импрессионизму (С. 191—192). Как нам представляется, правильно поступают авторы книги «Русский модерн» (М., 1990) Е. А. Борисова и Г. Ю. Стернин, включающие «Гоголя» в круг памятников модерна.

[3] Сарабьянов Д.В. История русского искусства конца XIX – начала XX века. – М.: Изд-во Московского университета, 1993. С. 268—270.

Изображения

Статьи

Мировая художественная культура XIX в. (третья четверть) XIX в. (четвертая четверть) XX в. (первая четверть) XX в. (вторая четверть)
Литература XIX в. (третья четверть) XIX в. (четвертая четверть) XX в. (первая четверть) XX в. (вторая четверть)
Музыка XIX в. (третья четверть) XIX в. (четвертая четверть) XX в. (первая четверть) XX в. (вторая четверть)
История XIX в. (третья четверть) XIX в. (четвертая четверть) XX в. (первая четверть) XX в. (вторая четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer