Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов


Рокотов, Федор Степанович. Портрет А.П. Струйской. 1772. ГТГ
Холст, масло. 59,8 х 47,5
Государственная Третьяковская галерея, Москва
Место создания Москва, Россия
Образовательный уровень основная школа, самообразование
Библиография Голлербах Э. Портретная живопись в России. XVIII век. – М.; Пг., 1923; Евангулова О.С. Кареев А.А. Портретная живопись в России второй половины XVIII в. – М.: Изд-во Московского университета, 1994; Иванова Е.Ю. Техника живописи Ф.С. Рокотова по данным технологической экспертизы «Портрета Екатерины II» и «Портрета В.А.Нарышкиной» из собрания Государственного Исторического музея // I научная конференция: Экспертиза произведений изобразительного искусства. 31 мая — 2 июня 1995, Москва: Материалы / Государственная Третьяковская галерея, Объединение «Магнум Арс». – М., 1996; Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. – М.: Высшая школа, 1999; Кочек О.Я. Загадки Рокотова // Возрожденные шедевры. – М., 1963; Лапшина Н.П. Федор Степанович Рокотов. – М., 1959; Лебедев А. В. Ф.С. Рокотов (Этюды для монографии). – М., 1941; Маркина Л.А. Ф.Рокотов. Из собрания ГТГ. М.: Изобразительное искусство, 1986; Михайлов А.И. К биографии Ф.С. Рокотова // Искусство. 1954. № 6; Молева Н.М. Загадки Рокотова, или Жизнь великого портретиста времен Екатерины. – М., 1994; Пелевин Ю.А. Александра Струйская: судьба и тайна // Историк и художник. 2006. № 4 (10); Пелевин Ю.А. Николай Струйский и Федор Рокотов // Историк и художник. 2008. 4(18); Сахарова И. Н.Е. Струйский и его связи с Ф.С. Рокотовым // Очерки по русскому и советскому искусству. – М.: Художник РСФСР, 1962. Сучков С.В. Федор Степанович Рокотов. – Л., 1976.
Источники Пелевин Ю.А.


            Портрет Александры Струйскойкисти Ф.С. Рокотова, несомненно, один из самых блестящих образов идеально прекрасной женщины во всей русской портретистике.

На полотне обаятельная юная женщина, полная пленительной грации. Изящный овал лица, тонкие летящие брови, легкий румянец и задумчиво отсутствующий взгляд. В глазах ее – гордость, душевная чистота и, кажется, хрупкое, незащищенное человеческое достоинство. Художник скуп на детали: шелковое платье, ниспадающее ломкими складками, прозрачный желтоватый шарф, заколка на рукаве, и брошь с жемчужной подвеской на груди.

А.П. Струйская в портретном пространстве приобретают зыбкую неуловимость. Впечатление неопределенности усиливается прозрачным, лессировочным колоритом. Портрет написан переливами цвета и света. Тени незаметно переходят в свет, пепельно-серые тона перетекают в голубые, а розоватые — в бледно-золотые. Световые переливы и цветовые градации не ощутимы на глаз и создают легкую дымку. Александра Струйская как бы выходит из туманной темноты, где, быть может, сокрыта какая-то тайна, которую хотели видеть в портрете многие поколения зрителей.

Александра Петровна Струйская, в девичестве Озерова – вторая жена богатого пензенского помещика Николая Еремеевича Струйского, парный портрет которого Ф.С. Рокотов написал тогда же в 1772 году. Ей 18 лет, она первый год замужем[1].

Очевидно, Ф.С. Рокотов, как друг семьи, не относился к портретируемой только как к состоятельной заказчице. Сохранилась легенда о любви художника к своей модели. Легенда, конечно, навеяна особенно вдохновенным исполнением портрета. Соединить эти два имени любовной связью весьма заманчиво. Но вряд ли так было на самом деле. Увы, историкам искусства неизвестно ни одной женщины – избранницы художника. Да был ли Федор Рокотов женат? Трудно ответить определенно: о личной жизни художника сохранилось до чрезвычайности мало сведений. Между тем, Александра Струйская в юности, конечно, не могла оставить равнодушным ничье мужское сердце…

Александра Петровна была призвана стать неизбывной музой своего мужа-поэта. Воодушевленный супруг посвятил ей огромное множество стихов. В одном из них он восклицал:

 

Почтить твои красы, как смертный, я немею,

Теряюсь я в тебе... тобой я пламенею.

«Элегия к Сапфире»

 

Николай Струйский издал целый сборник стихотворений-еротоид, где от первой и до последней строчки одни объяснения в любви к той, которая звалась в стихах Сапфирой, а в жизни — Александрой, женой влюбленного поэта[2].

Есть еще стихи, которые в культурной традиции накрепко связаны с портретом А.П. Струйской. Их написал Николай Заболоцкий почти через два столетия после создания портрета.

 

Ты помнишь, как из тьмы былого,

Едва закутана в атлас,

С портрета Рокотова снова

Смотрела Струйская на нас?

Ее глаза - как два тумана,

Полуулыбка, полуплач,

Ее глаза - как два обмана,

Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,

Полувосторг, полуиспуг,

Безумной нежности припадок,

Предвосхищенье смертных мук.

Когда потемки наступают

И приближается гроза,

Со дна души моей мерцают

Ее прекрасные глаза.

Стихи замечательные, но они не результат отражения рокотовского портрета в поэтическом сознании Н. Заболоцкого, а скорее, наоборот, его собственная проекция на портрет. Судьба Александры Струйской сложилась более чем благоуспешно, а вот судьба поэта переполнено трагическими коллизиями. Прошедший сквозь советские концлагеря и ссылку, Н. Заболоцкий долгие годы оставался изгоем в русской литературе, и его творческая участь действительно покрыта «мглою неудач».

Земному жребию А.П. Струйской можно только позавидовать. Она была счастлива в браке, стала радушной и гостеприимной помещицей в прекрасной усадьбе в Рузаевке, находившейся в Инсарском уезде Пензенской губернии. Здесь молодожены выстроили новый роскошный дом-дворец по проекту, как говорили, самого Ф.Б. Растрелли. Вокруг раскинулся столетний парк с тенистыми аллеями и проточными прудами. Юную Александру окружала атмосфера творчества, искусства, поэзии, красоты. Вечерами восторженный поэт читал высокопарные стихи, ей посвященные. Всю жизнь ее согревал пламень поэтического вдохновения мужа.

Благополучная супружеская жизнь длилась 24 года, до внезапной кончины Николая Струйского в 1796 году. За это время Александра Петровна родила восемнадцать детей, из них две пары близнецов. Один ребенок родился мертвый, а пятеро умерли в малолетстве[3]. Таким образом, все молодые годы Александра Петровна состояли или из беременности, или из послеродового периода.

А.П. Струйская пережила мужа на 44 года. Она взяла на себя все заботы по управлению обширным помещичьим крепостным хозяйством. И, надо отметить, весьма успешно. «Вдова… была женщина совсем других, чем муж, склонностей и характера: тверда, благоразумна, осторожна, – вспоминал поэт князь И.М. Долгоруков, близко знавший семью Струйских, – она соединяла самым хорошим смыслом приятные краски городского общежития, живала в Петербурге, и в Москве, любила людей, особенно привязавшись к кому-нибудь дружеством, сохраняя все малейшие отношения с разборчивостью, прямо примерной в наше время»[4]. Вдова сохранила в память о муже всю обстановку в доме и вещи такими, какими они были при Николае Еремеевиче. Она вырастила порядочными людьми своих детей и многочисленных внуков, «сберегла им пристойно имущество, доставила способы научиться, открыла пути к приязни и уважению многих»[5]. Внуком ее, кстати, был поэт А.И.Полежаев — внебрачный ребенок сына Леонтия. Из всей семьи только у нее он находил заботу и понимание. Вплоть до своей смерти в 1838 году поэт переписывался с бабушкой и посылал стихи.

С годами Александра Струйская стала «дома в деревне строгой хозяйкой и мастерицей своего дела; в городе не скряга, напротив, щедра и расточительна»[6]. Современники были единодушны во мнении, что она была тверда характером и доброжелательна к людям. Даже Наталья Огарева-Тучкова, жена А.И.Герцена, побывавшая в 1836 году в Рузаевке и враждебно настроенная к семейству Струйских, отмечала ее «ум и любезность»[7]. Многочисленные гости были очарованы хлебосольной помещицей.

Сохранился гравированный портрет А.П. Струйской, исполненный в 1828 году с акварели и опубликованный в «Русской старине»[8]. Здесь ей 74 года, для своих лет она хорошо сохранилась. Но на гравюре вполне добропорядочная пензенская помещица, трудно сопоставимая с рокотовским образом Александры Струйской. То ли время наложило свой отпечаток на лицо бывшей непостижимой красавицы, то ли тайна ушла из ее жизни, но лицо опустело.

Почила Александра Петровна в 1840 году в глубокой старости – на восемьдесят шестом году. Вспоминала ли она уже давно умершего художника, который когда-то в далекой юности, вглядываясь в ее черты, сотворил чудо, загадочное и недосягаемое? Вы знаете, по всей очевидности, нет. Правда, об этом можно судить только по косвенным сведениям. Удивительно, но в семье Струйских, бережно хранившей свои родовые предания, не сохранилось никаких устных рассказов ни о Ф.С. Рокотове, ни о его портретах, бытовавших в Рузаевке. Вместе с тем, Н.А. Огарева-Тучкова, в своих «Записках» отметила, что «в углублении большой гостиной, над диваном», висели в позолоченной раме портрет Александры Петровны и ее покойного мужа[9]. Но это были не рокотовские творения, а какие-то другие парные портреты. Навряд ли, мемуаристка что-то напутала или ошиблась, так как весьма точно по свежей памяти передает конкретные живописные детали того изображения, которое видела: короткие рукава на модели, отсутствующие в рокотовском произведении, и атласное платье в фижме (широкой юбке на китовом усе). То есть портрет, висевший на видном месте, был или в рост, или поколенный, но портрет работы Рокотова погрудный. Из этого можно заключить, что портрету, сейчас висящему в Третьяковской галерее, не придавалось большого значения, и он находился в каком-то другом, отдаленном помещении рузаевского дома.

Но рокотовский портрет постоянно оставался в доме и хранился в роду. Наследница имения Е.М. Сушкова, испытывая материальные трудности, решила расстаться с парными портретами Струйских. В1901 году она продала их Историческому музею, откуда они были распределены советскими властями в Третьяковскую галерею.

Ушли в прошлое ностальгический парк и великолепный особняк, погибшие после большевистской революции, сгинул и стародавний дворянский быт его обитателей… А мы из нашего далека пытаемся проникнуть в живописное таинство рокотовского портрета. Таинство, которое возникло на полотне, но которого не было в Александре Струйской.

Если в ней было что-то интересное для нас, потомков, так это то, что великий живописец одарил ее портретом, а муж стихами, незабытыми до сих пор, и многочисленными детьми. Неразгаданная тайна не в Струйской, а в восприятии ее художником. Тайна в ее портрете – исключительном и феноменальном женском образе, созданном великой кистью Федора Рокотова.

Пелевин Ю.А. Александра Струйская: судьба и тайна // Историк и художник. 2006. № 4 (10). С. 25-28.



[1] По семейным преданиям Александра Струйская венчалась в 14 лет, но это не так. И.М. Сахарова уточнила даты жизни портретируемой: она родилась в 1754, а умерла в 1840 году, что подтверждается архивными данными (Сахарова И.М. Н.Е. Струйский и его связи с Ф.С. Рокотовым // Очерки по русскому и советскому искусству. – Л., 1962. С. 11.).

[2] В наше время этот сборник любовной лирики переиздан: Струйский Н. Еротоиды (анакреонтические оды). – М.: Издательство «Российский архив», 2003.

[3] Бобров Е. Семейная хроника рода Струйских в связи с биографией поэта А.И. Полежаева // Русская старина. 1903. Т.115. Август. С.266.

[4] Долгорукий. И.М. Капище моего сердца, или Словарь всех тех лиц, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни. – М.: «Русский архив», 1890. Приложение. С. 156-157.

[5] Долгоруков И.М. Повесть о рождении моем, происхождении и всей жизни... – Пг., 1916. С. 360.

[6] Там же. С. 160.

[7] Огаревой-Тучковой Н.А. Воспоминания (1848-1870). – М.: Изд. М. и С. Сабашниковых, 1903. С. 21.

[8] Русская старина. 1903. Т.115. Август. Портрет помещен между обложкой и титульным листом.

[9] Огаревой-Тучковой Н.А. Воспоминания. С. 21.

Изображения

Статьи

Биография художника

Мировая художественная культура XVIII в. (третья четверть)
Литература XVIII в. (третья четверть)
Музыка XVIII в. (третья четверть)
История XVIII в. (третья четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов

Российский общеобразовательный портал - Лауреат Премии Правительства РФ в области образования за 2008 год
Обратная связь
© INTmedia.ru


Разработка сайта: Metric
Хостинг на Parking.ru
CMS: Optimizer