Российский общеобразовательный портал
Российский общеобразовательный портал
Министерство образования и науки РФ
ГлавнаяКаталогДобавить ресурс Поиск по каталогу: простой / расширенный
Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: мировая художественная культура Коллекция: русская и зарубежная литература для школыМузыкальная коллекцияКоллекция: исторические документыКоллекция: естественнонаучные экспериментыКоллекция: право в сфере образованияКоллекция: диктанты - русский языкКоллекция: история образованияКоллекция по зоологии

Каталог ресурсов


Левицкий, Дмитрий Григорьевич. Портрет Екатерины II — законодательницы в храме богини Правосудия. 1783. ГРМ
Холст, масло. 261 х 201
Государственный Русский музей, Россия. Инв. № Ж-4998
Место создания Санкт-Петербург, Россия
Образовательный уровень основная школа, самообразование
Библиография Гершензон-Чегодаева Н.М. Дмитрий Григорьевич Левицкий. – М., 1964; Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Живопись XVIII века. – М.: Красная площадь, 1998; Государственный Русский музей. Живопись. XVIII век. Каталог. Т. 1. – СПб., 1998; Валицкая А.П. Дмитрий Григорьевич Левицкий (1735—1822). – Л., 1985; Дмитрий Григорьевич Левицкий. 1735-1822. Каталог. Государственный Русский музей. – Л., 1987; Дягилев С.П. Русская живопись в XVIII веке. Том первый. Д.Г. Левицкий. 1735-1822. – СПб., б.г. [1902]; Евангулова О.С. Кареев А.А. Портретная живопись в России второй половины XVIII в. – М.: Из-во Московского университета, 1994; Евангулова О С., Карев А. Ф. С. Рокотов и Д. Г. Левицкий. К вопросу об особенностях творческого метода // Вестник Моск. ун-та. Сер. История. 1986. № 5. С. 63—77; Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. – М.: Высшая школа, 1999; Коваленская Н. Н. История русского искусства XVIII века. М 1962; Коваленская Н. Н. Русский классицизм. М., 1964; Лебедев А.В. Рокотов и Левицкий // Искусство. 1985. № 7. С. 61-68; Кузнецов С.О. Неизвестный Левицкий Портретное искусство живописи в контексте петербургского мифа. – СПб., 1996; Д. Г. Левицкий. Альбом. // Автор-составитель Т В. Яблонская. – М.,1985; Д.Г. Левицкий. 17З 5-1822. Сб. научных трудов / Науч. ред. Г. Н. Голдовский. – Л., 1987; Маркина. Л. Дмитрий Левицкий. – М.: Белый город, 2001; Маркина. Л. «Мастерство твое потомков поздних удивляло. К 25О-летию со дня рождения Д. Г. Левицкого // Искусство. 1985. № 11. С 61–67; Молева Н М. Дмитрий Григорьевич Левицкий. – М., 1980.


Д. Г. Левицкий создал множество портретов Екатерины II. Установлено, что в 1770-х годах им было исполнено семь больших портретов императрицы, в 1780-х — пятнадцать. Первый из них, написанный для Е. Р. Дашковой в 1772 году, был  неоднократно повторен художником. При всем очевидном высоком мастерстве живописца эти изображения представляют собой ряд типичных парадных портретов царицы. Вместе с тем нет никаких письменных свидетельств о том, что Левицкий хотя бы единожды писал государыню с натуры. Екатерина Алексеевна относилась к русскому художнику без особого интереса. Она позировала преимущественно иностранным мастерам.

Заказы двора на царские портреты с конца 1770-х годов шли через государственного канцлера А. А. Безбородко, ценителя искусства, обладателя большой коллекции живописи и покровителя Левицкого. В 1783 году он и заказал художнику для своего петербургского дома парадное изображение государыни, в дальнейшем известное под названием «Портрет Екатерины II — Законодательницы».

Новое произведение Левицкого стоит особняком в его творчестве. Оно отличается, прежде всего, надуманностью литературного замысла. В портрете менее всего отражены личные качества и характер Екатерины II. Художник создал абстрагированный образ императрицы, иллюстрацию идеального типа монархического правления, каким он представлялся среде просветителей второй половины восемнадцатого века. Программа портрета, подсказанная, надо полагать, Н. А. Львовым, позднее была изложена самим художником.

«Портрет Екатерины I — Законодательницы» с полным основанием может быть отнесен к разряду аллегорических картин. Образ «идеальной государыни» требовал от художника подтверждения в виде различных эмблем и символов. В композицию привнесены предметы, соседство которых может быть оправдано только иносказательными смыслами, отчего полотно окончательно утратило реалистический характер. Свойственное же таланту Левицкого стремление к конкретной достоверности нашло выход в блистательном изображении аксессуаров (см. фрагмент 1).

«Портрет Екатерины II — Законодательницы» вызвал широкую полемику в русской печати. Начало обсуждения положил поэт И. Ф. Богданович. Он обратился к художнику со стихотворным приветствием («Собеседник любителей российского слова». СПб.,1783, Т. IV. С. 31, Т. V. С. 17.).


Левицкий! Начертав Российско божество,

Которым седьм морей покоится в отраде,

Твоею кистью ты явил в Петровом граде

Бессмертных красоту и смертных торжество.


Художник, небывалый случай, отозвался на журнальную публикацию — в следующем номере журнала появился его ответ, который стал первым в России публичным разговором живописца со своими согражданами. Левицкий, поблагодарив поэта за лестный отзыв, счел необходимым раскрыть содержание своего произведения. Словесное описание точно соответствует портрету-картине, находящемуся в Русском музее. «Средина картины представляет внутренность храма богини Правосудия, пред которою, в виде Законодательницы, Ея Императорское Величество, сжигая на олтаре маковые цветы, жертвует драгоценным своим покоем для общего покоя. Вместо обыкновенной императорской короны увенчана она лавровым венцом, украшающим гражданскую корону, возложенную на главе ея. Знаки ордена Св. Владимира изображают отличность знаменитую за понесенные для пользы Отечества труды, коих лежащие у ног Законодательницы книги свидетельствуют истину. Победоносный орел покоится на законах и вооруженный перуном страж рачит о целости оных. В дали видно открытое море, а на развевающемся российском флаге изображенный на военном щите Меркуриев жезл означает защищенную торговлю» («Собеседник любителей российского слова». СПб., 1783, Т. 6. С. 17.).

В изъяснениях Д.Г. Левицкого обращает на себя внимание свободное владение просветительской терминологией: императорской короне противопоставлены гражданский «лавровый венок», символ доверенной народом власти, и «труды для пользы отечества». Несомненно, что этот демократический язык, трансформированный в живописные образы, соприроден гражданскому мироощущению живописца и его просветительским убеждениям.

Г. Р. Державиным в 1783—1784 годах (датировка неточная) была написана ода «Видение мурзы», в которой дается поэтическое описание произведения Левицкого («Московский журнал». 1791. Ч. 1. Январь. С. 10.). В примечании указано, что замысел портрета был «изобретен Н. А. Львовым». Остро ощущая социальные пороки, просветители, в числе которых был и Державин, пытались воздействовать логическими доводами, воспитывать соотечественников (и монарха тоже!) средствами искусства. В 1783 году появилась ода Державина «К Фелице». Восхваляя добродетели императрицы, поэт сосредоточил критику на ее вельможах, возлагая на них ответственность за несовершенство российского общества. Ода расходилась анонимно и в рукописях. Е. Р. Дашкова приказала напечатать ее в периодическом издании Российской Академии «Собеседник любителей российского слова». Державинская ода подлила масла в огонь: общий смысл полемики уже не исчерпывался обсуждением художественных достоинств оды и картины Левицкого, написанной в том же 1783 году. Обсуждался вопрос об отношении к царской власти, о роли и задачах искусства в освещении важнейших политических проблем века.

Ода Державина «К Фелице» имела шумный успех, польщенная Екатерина осыпала поэта знаками милости. Однако в «Собеседнике» была опубликована и критическая реплика П. С. Батурина, который в завуалированной форме, но достаточно ясно уличал Державина в угодничестве.

Образ Екатерины II в портрете Левицкого также не лишен налета одического восхваления: монархиня наделена «благородной простотой», к которой стремились классицисты просветительской ориентации. Белая атласная одежда императрицы сродни античным одеяниям, обтекающим фигуру пышными ниспадающими складками. Одновременно на государыне можно увидеть царскую мантию, цепь ордена св. Андрея Первозванного, а также красную ленту и крест ордена св. Владимира 1-й степени. Изящным жестом императрица бросает в алтарь маки, которые во времена Античности считались символом сна и покоя. Тем самым Екатерина II изъявляет готовность пожертвовать своим спокойствием ради процветания свои подданных (см. фрагмент 2).

Портрет наполнен пышной репрезентативностью и официозной торжественностью. Он не мог не понравиться Екатерине Алексеевне, испытывавшей слабость к тонкой лести. Не случайно оригинал многократно повторялся самим автором и копировался другими живописцами.

Один из подобных портретов, считающийся работой Левицкого, находится в Музее-заповеднике «Петергоф». Погрудный вариант хранится в Новгородском музее заповеднике. Другие авторские повторения находятся в ГТГ (вариант начала 1780-х), в Новосибирской картинной галерее (1783), в Киевском музее русского искусства (около 1783). Имеется ряд копий, которые с некоторым сомнением можно отнести к «авторскими повторениями», например, полотна в Пензенской областной картинной галерее им. К. А. Савицкого и в Приморской краевой картинной галерее. Гравюра (поясное изображение в овале) с рисунка Левицкого (1793. ГРМ) была исполнена Н. И. Уткиным в 1832 году.

Пелевин Ю.А.

Изображения

Статьи

Биография художника

Мировая художественная культура XVIII в. (четвертая четверть)
Литература XVIII в. (четвертая четверть)
Музыка XVIII в. (четвертая четверть)
История XVIII в. (четвертая четверть)

« вернуться

версия для печати  

Rambler's Top100 Союз образовательных сайтов